DOI 10.25797/NHP.2018.11.2.009

Особенности прохождения государственной службы в белорусских губерниях (1863–1917 гг.)

А.А. Киселёв

УО «Белорусский государственный университет

информатики и радиоэлектроники»

Республика Беларусь,  220013, г. Минск, ул. П. Бровки,6.

e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Аннотация:

Польское восстание 1863–1864 гг. было причиной изменений в кадровой политике российского правительства в белорусских губерниях. Эти изменения заключались в привлечении на службу в край чиновников из внутренних губерний. В этих целях в 1863–1865 гг. чиновникам, которые переходили на службу в западные губернии, выплачивали денежные надбавки. Однако, несмотря на мнение ряда виленских генерал-губернаторов, правительство вскоре стало сокращать денежные выплаты. Несмотря на сохранение в правление Александра III денежных выплат для некоторых категорий чиновников, финансовая поддержка не превратилась в средство по массовому привлечению на службу чиновников из внутренних губерний. В начале XX века правительство решило отменить все льготы, однако до 1917 г. не успело юридически оформить это решение.      

Ключевые слова: государственная служба, белорусские губернии, внутренняя политика, общая полиция, польское восстание 1863–1864 гг.

 

Польское восстание 1863–1864 гг. поставило перед российскими властями вопрос о политической лояльности чиновников из числа местных уроженцев католического вероисповедания. Большинство из них проявляли нескрываемую симпатию к политическим и национальным идеалам польского восстания, пополняли ряды повстанческих отрядов, оказывали всякого рода услуги: от информирования повстанцев о мероприятиях военных и гражданских властей до хранения агитационных материалов и игнорирования распоряжений высшей администрации края. По мнению виленского генерал-губернатора М.Н. Муравьева, польское восстание 1863–1864 гг. приобрело широкий размах благодаря тому, что «все нити … сосредотачивались в руках туземных чиновников, наполнявших присутственные места и канцелярии, и поэтому имевших полную возможность скрывать от правительства все заговоры и политические организации, содействовать их развитию и парализовывать распоряжения правительства, касавшиеся пресечения зла в самом его начале» (ЛГИА 2: 68). В циркуляре от 19 июня 1863 г. он констатировал, что во «время настоящего мятежа, многие из чиновников и служащих лиц польского происхождения, оставив занимаемые ими должности, скрылись с мест своих жительств и присоединились к шайкам мятежников» (Сборник распоряжений 1866: 377).

Убежденность в политической нелояльности потребовала изменить кадровую политику российских властей в западных губерниях Российской империи. Следует отметить, что ее направленность изменилась еще до назначения на должность виленского генерал-губернатора М.Н. Муравьева. Так, в секретном распоряжении министра внутренних дел от 17 февраля 1863 г. на имя виленского генерал-губернатора В.И. Назимова санкционировалось начало кадровой чистки среди полицейских служащих Министерства внутренних дел. Преимущество при назначении на должности по этому ведомству предоставлялось уроженцам внутренних губерний. При этом среди местных уроженцев дискриминации подвергались в основном лица католического вероисповедания. Это обусловило секретность распоряжения, поскольку оно частично нарушало букву закона о прохождении государственной службы в империи. Одним из главных критериев политической лояльности в условиях польского восстания 1863–1864 гг. становилось национальное происхождение и вероисповедание: «В этом отношении без сомнений национальность избираемого лица представляет одно из главнейших ручательств, и потому коренное русское происхождение должно быть предпочитаемо туземному, в особенности римско-католического исповедания, отличающегося своим фанатическим направлением, столь враждебным основным законам империи» (ЛГИА 1:  20). На этом же настаивал и новый генерал-губернатор М.Н. Муравьев. В частности, в своем циркуляре от 21 июля 1864 г. он потребовал от начальников губерний представить сведения о благонадежности чиновников общей полиции «польского происхождения и римско-католического исповедания» в целях их скорейшей замены «лицами русского происхождения» или сохранения на службе «с пользою для правительственных интересов» (Сборник распоряжений 1866: 26).